Авторский проект «Откровенное мнение»
вчера:

Новая работа Квентина может вызвать нервные припадки смеха. Бабушек и дедушек лучше в кинотеатр не пускать, пока фильм не минует прокат

Альтернатива.Оранжевая серия?.

авторское кино живо?

на неделе:

Ницше живее всех живых.

Дом 2 не разрушает мозг — не обольщайтесь)

1 april 2009

Как в старой сказке?

Вот такая первая мысль возникла, когда мне напомнили о таком достоянии современной литературы как Ричард Бах.

Что же время честно признаться — я многого не читала, чтобы с уверенностью сказать,что это в конечном итоге разрушит чей-то мозг или приведет литературные изыски к окончательному упадку, но из того, что все же попалось мне в руки, утешительного вынесла так мало, что вспомнить вскидку, никак не получается.

Жанровое своеобразие фэнтезийного мироощущения, перенесенного на страницы книги, по началу может заинтересовать, в конце -то концов сказки мы любили всегда. Это как еще один билет в детство, но никто не предупредит, что билет этот не так прост. Ехать Вы будете долго и бессмысленно, постоянно окунаясь в очередную фантасмагоричную иллюзию, от которой к концу путешествия, если не начнет укачивать, то литературное послевкусие еще даст о себе знать.

Все бы замечательно, но заявленный жанр «философской сказки» терпит на себе притязательный взгляд настоящей философии.,от которой деться так и не получается.

«Чайка Джонатан Ливингстон» — одно из наиболее ярких произведений автора, действительно, образы подобраны в полном, если не сказать, полнейшем соответствии с романтическими канонами, понятие «двоемирия» становится одной из центральных точек отправления в мир «другой», такой незабываемый, что возвращение на землю обетованную представляется очень скверно. Противопоставление земли и неба - прием известный, и Бах не упускает возможности сделать его ключевым. Романтическая традиция становится неким лейтмотивом в полу фантастической истории, что, кстати говоря, делает ее более впечатляющей, чем можно представить изначально.

Но на этом, пожалуй, заканчиваются положительные стороны, которых было обещано на несколько порядков больше.

Говоря о философской наполняющей, не может не броситься в глаза, что уж больно она примитивна, если так можно сказать.

История о том, что мало кто способен предпочесть поеданию рыбы свободный полет — откровенно утрированна, благополучно вытянута на поверхность, где бросается в глаза, якобы, как невиданный дар моря.

Вторичного желания перечитать «сказку» не возникло, хотя, нельзя не заметить, что написана она, действительно, легким, читабельным языком, что делает ее доступной, если не для понимания, так для прочтения, совершенно точно.

Вспоминая,какие эмоции я получала от прочтения очередной сказки невольно пытаюсь соотнести, что же сейчас возможно испытать, читая Р. Баха.

Делая все возможные ссылки на возраст, социальную потрёпанность, даже на время года, не получается сказать, что книга «волшебная», действительно способна убедить, что погоня за рыбой никогда не сравнится с полетом, какой бы вкусной она не казалась.

Как–то само собой получилось, что параллельно возникла аналогия с «Маленьким принцем», в свое время вызвал шквал неподдельных, свободных эмоций, не утихающий до сих пор, стоит только на минуту представить Маленького летчика, Розочку, чудесные неизведанные места, в которых мечтал бы побывать каждый мальчик.

Так плавно из сказки, которая гордо именуется «философской» переходишь к тому, что по своей сути является философией, облаченной в скромную форму сказки.


1 april 2009, Олеся Полтавец
© 2008—2018 kkkkseeq
Сделано в уголке стартапера