Авторский проект «Откровенное мнение»
вчера:

Новая работа Квентина может вызвать нервные припадки смеха. Бабушек и дедушек лучше в кинотеатр не пускать, пока фильм не минует прокат

Альтернатива.Оранжевая серия?.

авторское кино живо?

на неделе:

Ницше живее всех живых.

Дом 2 не разрушает мозг — не обольщайтесь)

27 november 2008

«Детки из клетки» — недетские фильмы о детях

Когда на экраны советского кинопроката вышел фильм «Чучело», многие зрители и кинокритики откровенно недоумевали: «И что же это наши дети?». Что человеческого в них осталось, да и для чего такое, в принципе, показывать.

Прошло время и, на смену вполне пристойному фильму Ролана Быкова, пришли фильмы нового поколения, где нет разоблачающих речей в конце сцены, где дети не раскаиваются за свое недопустимое поведение. Такого больше не показывают возможно от того, что так теперь не принято поступать, а может потому, что чувство сожаления не проникает в молодые головы, уже зараженные страшной болезнью жестокости.

Воспоминания о первом просмотре фильма Гаса Ван Сента «Слон», когда под музыку Баха двое школьников медленно бродили по коридорам школы и расстреливали своих сверстников, вызвали во мне неоднозначные эмоции — смотришь и не понимаешь, как такое возможно на самом деле. Думаю, нечто похожее испытывали и те, кто в далеких восьмидесятых смотрел фильм по одноимённой повести Владимира Железникова. Только теперь разница в том, что жестокость приобретает иные формы и таится совершенно в других рамках дозволенного.

Наряду с Ван Сентом, фильмы о школьной жестокости стали снимать и другие режиссеры. Одним из наиболее ярких примеров можно считать эстонский фильм «Класс» («Klass»). История разворачивается в течение минимально короткого отрезка времени — одной школьной недели.

Что удивительно, драматический эффект здесь разворачивается центрически и крайне динамично — зрителю не требуется долгая и красочная предыстория, повлекшая за собой столь ужасные последствия. Недельного повествования достаточно, чтобы показать, как легко подвести человека к пределу, за которым уже нет ни добра, ни зла, где есть только надрывная уверенность, что так дальше нельзя.

Поколение «Next» уже не выбирает колу и игры, где просто необходимо уничтожать полчища неведомых монстров, игры в корне изменились: ломать и крушить, теперь, не просто компьютерный подвиг — это реальная возможность показать свою силу перед такими же, как и ты. Но при этом дать понять, что ты их «на голову», если не на две, выше — не это ли настоящее удовольствие?

В фильме нет четкого деления на «хорошие» и «плохие», но, что удивительно, это и не требуется для понимания: у всего есть предел и когда-то совершенно точно он наступит.

История разворачивается быстро и драматично: с каждым новым кадром открывается новая ступень, ведущая к рубежу жестокости — жестокости, у которой не будет предела. Кульминация фильма не отличается удивительной оригинальностью замысла. Все просто и прозаично, и можно упрекать создателей, что они не противопоставили отвратительным героям положительных, что если смотреть здраво — все они жестокие и преступные люди. Тогда о какой победе добра может идти речь? И как бороться с этим злом? Ведь насилие порождает насилие.

Не думаю, что задача авторов была в том, чтобы показать торжество добра, иначе бы и вправду, фильм имел совсем иные очертания. Не знаю, можно ли считать желание показать правду глазами тех, кто ее творит, задачей, но это куда более объективное стремление, чем придумывать метафорическое лекарство от жестокости, применение которому найдут еще очень нескоро.


27 november 2008, Олеся Полтавец
© 2008—2018 kkkkseeq
Сделано в уголке стартапера